ПРОФЕССИОНАЛЬНАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ 

+7 (495) 740-90-54

+7 (812) 702-79-76

Статья 228 – технология посадки

Технология «посадки» наркопотребителя… для сохранения нетронутой
сети распространения наркотиков

Владимир С-в — далее будем называть его Заявитель – страдал привязанностью к наркотикам. В соседнем доме проживал Зародний, также страдающий наркозависимостью. 1

7 июля 2008 г. поздно вечером – около 22 часов — Зародний пришел домой к Заявителю и передал 4000 рублей в погашение ранее взятой в долг суммы 6000 руб.

Позднее выяснилось, что переданные Заявителю купюры были переписаны, а сам Зародний выполнял передачу денег в рамках полицейской операции: накануне Зароднего вызывали в милицию и после «беседы» с оперуполномоченным подразделения отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотических веществ он согласился участвовать в так называемой «контрольной закупке» переписанными купюрами.

Глубокой ночью — с 17 на 18 июля 2008г. — в квартиру, где проживал Заявитель, вторглись сотрудники милиции. Они предложили добровольно выдать имеющиеся у Заявителя наркотические вещества и деньги.

Заявитель сам открыл тайник, устроенный в ножке электрообогревателя, где он хранил героин для собственного потребления.

Емкость тайника не позволяла держать там более 3 граммов героина. Там оказалось примерно 2 грамма героина. Кроме того он выдал полученные от Зароднего деньги в сумме 4000 руб.

После чего Заявитель был взят под стражу. Ему было предъявлено обвинение в незаконном распространении наркотических средств и в их хранении.

Представитель государства предложил посидеть в тюрьме. Наверное, ему от этого какие-то бонусы. Тогда как весь цивилизованнй мир имеет на вооружении «правило Миранды» — можешь молчать, все сказанное может быть обращено против вас, имеешь право на адвоката…

Следователь предложил Заявителю «взять на себя» эпизод по сбыту наркотических средств Зароднему взамен на обещание, что суд вынесет самую легкую санкцию — наказание «по минимуму». Но в случае отказа от предложенного сотрудничества обещал, что последует наказание «по максимуму».

Заявитель длительное время не соглашался признаваться в преступлении, которого он не совершал, но ему не с кем было советоваться. Юридической помощи не было. Плохо представляя, что такое «минимум» и «максимум», но полагая, что «минимум» лучше «максимума», Заявитель проявил малодушие – и подписал показания о том, что он якобы продал Зароднему за 4000 рублей пакетик с героином массой 3,138 грамма.

После встречи с адвокатом Заявителю открылось, что его просто обманули – никаких объективных доказательств его причастности к сбыту наркотических веществ у следствия не было.

Еще до судебного разбирательства Заявитель отказался от этого придуманного следователем преступления и заявил, что готов нести ответственность за хранение только того количества нарковещества, которое было помещено в ножку электрообогревателя.

Тем не менее 11 сентября 2008 районный суд вынес в отношении Заявителя обвинительный приговор, согласно которому он был признан виновным как в хранении, так и в сбыте нарковеществ, причем в особо крупном размере.

Если уж фальсифицировать, то все подряд

В отношении сбыта фигурировала масса 3,138 грамма. Именно такая масса должна соответствовать сумме 4000 руб.

Что касается хранения, то здесь было обозначено 7,238 грамм героина, хотя такая масса просто не могла поместиться в «тайнике», устроенном в ножке электрообогревателя. С

уд отказал Заявителю в ходатайстве о проведении следственного эксперимента, чтобы проверить — возможно ли разместить в указанном месте массы героина более 3 грамм.

Социально близкие следственным властям

Все процессуальные документы – на обыск, осмотр и изъятие – подписывались специально привезенными сотрудниками милиции понятыми из числа наркоманов.

Понятой Покрасов, нигде не работающий наркоман, был вызван оперуполномоченным сотрудником из дома к 19 час.17 июля 2008, а затем участвовал в следственных действиях до 06 утра 18 июля 2008 г. – всего был задействован на 10 часов.

Проставление его подписи на любых протоколах следственных действий было гарантировано, поскольку его дальнейшая судьба находится полностью в руках милиции.

Наркомана Зароднего использовали также в силу его полной зависимости от государственных органов. В судебном следствии выяснилось, что нет никаких доказательств того, Зародний получил пакетик с героином от Заявителя, а не от другого лица. До того, как войти в квартиру, где проживал Заявитель, Зародний не осматривался, в деле нет акта осмотра Зароднего

А что по закону?

Между тем Страсбургский Суд в постановлении и по делу Khudobin v. Russia (Худобин против России), ссылаясь на свою практику, указал, что, несмотря на необходимость бороться с преступностью, использование агентов под прикрытием должно быть строго ограничено.

В данном деле преступление не было бы совершено, если бы не вмешательство сотрудников милиции. Более того, с точки зрения Суда, любая подобная операция должна проводиться под соответствующим контролем, а не по административному решению.

Данное постановление является показательным, поскольку характеризует целый ряд системных проблем российского уголовного процесса. Представляется, что во исполнение данного постановления государство-ответчик должно принять ряд мер общего характера.

В частности, мер, которые касались бы усовершенствования судебной проверки вопроса о заключении под стражей, а также обеспечения права заключенных на независимое медицинское обследование.

Это постановление также должно послужить основанием для ревизии национального законодательства в части регламентации оперативно-розыскной деятельности и борьбы с наркоторговлей, переориентировав его с работы по повышению статистических результатов борьбы с наркотиками каждого отдельного ОВД на борьбу с реальными наркоторговцами.

Полная бесконтрольность

В своем обращении в Европейский Суд мы привели данные, свидетельствующие о том, что «полицейская операция» была не только обоснована, но и проходила бесконтрольно.

Так наблюдатели сидели в автомашине, находившейся у магазина на расстоянии 200 м от дома – к север-восток от него, тогда как вход в подъезд жилого дома, где проживал Заявитель, обращен на запад.

Поэтому наблюдатели никак не могли видеть, кто входит в подъезд или выходит из подъезда дома, где проживал Заявитель. Не представлено никаких доказательств того, что Загородний вообще входил во время проведения «контрольной закупки» в дом, где проживает Заявитель.

Самое слабое звено — на протоколах, относящихсяя к контрольной закупке, указано «липовое» время … И вот тут фальсификаторов поймали за хвост

День и время суток так называемой контрольной закупки в материалах дела указаны абсолютно точно: 17 июля 2008 года в 19 час.40 мин. Именно это время отражено в процессуальных документах, оформленных подписями должностных лиц и понятых.

Но в это время Заявитель находился на работе, что подтверждается целым комплексом объективных – не вызывающих сомнений – доказательств. Имеются производственные журналы с записями Заявителя как сменного машиниста до 20 час.

Доставка работников к месту работы и обратно осуществляется автотранспортом предприятия управления, согласно справки и расписания движения автобусов от предприятия, где работал Заявитель, в будние дни – 21 час.19 мин.

Таким образом, документальные доказательства свидетельствуют о невозможности участия Заявителя в 19 час.40 мин. 17 июля 2008 в каких-либо действиях в городе, находящемся на расстоянии 50 км от места его работы. Но суд не проявил требуемой объективности и отказал в ходатайстве о приобщении письменных доказательств твердого алиби Заявителя.

Итоги судебного разбирательства — наказание по полной … как обещано было

Вынесенный приговор полностью соответствовал обещанию следователя – при отказе от принятии на себя вины за несовершенное преступление – последует самое суровое наказание.

Так и случилось – несмотря на отсутствие сбыта в деяниях Заявителя стало фигурировать преступление в виде незаконного сбыта наркотического вещества в особо крупном размере, помимо незаконного хранения – которое не отрицалось Заявителем.

Районный суд признал Заявителя виновным и определил наказание в виде 8 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Попытка использовать право на обжалование

Заявитель обжаловал приговор в кассационном порядке, указав:
• что первичные показания он дал в отсутствии возможности посоветоваться с адвокатом, под влиянием угроз и обмана со стороны следователя,
• что суд безмотивно отклонил его ходатайство о проведении следственного эксперимента в отношении массы наркотического вещества, которая может разместиться в «тайнике»,
• что суд необоснованно отклонил его ходатайство о приобщении справки о нахождении на работе в период проведения «контрольной закупки»
Защитник Заявителя в своей кассационной жалобе указала:
• суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства о приобщении документов, свидетельствующих о пребывании Заявителя на работе в то время, в течение которого якобы производилась «контрольная закупка»,
• в основу обвинения положены показания Зароднего и сотрудников милиции, заинтересованных в исходе дела,
• при производстве следственных действий в качестве понятых привлекались понятые, находящиеся в зависимом положении от сотрудников милиции,
• объективных доказательств передачи наркотических средств от Заявителя Зароднему не предъявлено,
• признательные показания в ходе предварительного следствия даны под давлением.

Суд второй инстанции рассмотрел кассационные жалобы Заявителя и его адвоката и вынес определение об оставлении приговора без изменений. Все доводы защиты были отвергнуты исключительно потому, что они опровергаются показаниями свидетелей .

Требования Заявителя

Мы подготовили по просьбе Заявителя Жалобу в Европейский Суд по правам человека, в которой заявлены требования о признании нарушений:
i)статья 13 и пункт «с» части 3 статьи 6 Конвенции — в связи с неоказанием эффективной правовой защиты в следственном органе, отказом в разъяснении права на услуги адвоката, угрозами и обманом со стороны следователя
ii)часть 1 и пункт «d» части 3 статьи 6 Конвенции — в связи с вменением заведомо необоснованного обвинения о попытке незаконного сбыта наркотического вещества в особо крупном размере, якобы имевшем место 17 июля 2008 года в ходе «контрольной закупки» в конкретное время 19 час.40 мин.
ii)часть 1 статьи 2 Протокола №7 к Конвенции и часть 1 статьи 6 Конвенции — в связи с отказом суда второй инстанции давать ответ на доводы, заявленные в кассационных жалобах, и попытку в некоторой мере «реабилитировать» суд первой инстанции
iv)часть 1 статьи 6 Конвенции — в связи с использованием агентов-провокаторов при отсутствии в следственных органах информации о причастности подозреваемого к преступной деятельности.

В связи с чем заявлено требование компенсировать моральный вред, явившийся следствием нравственных переживаний по поводу невозможности добиться справедливого решения своего дела в судебном порядке на сумму 13500 евро.

Государство, которое Страсбургский Суд признал нарушившим свои обязательства по Конвенции, должно принимать меры по исправлению положения.

В постановлении по делу Худобина Суд напрямую выразил требование о прекращении практики использования агентов-провокаторов при отсутствии заранее собранных компрометирующих материалов в отношении подозреваемых.

Иначе ситуация будет напоминать намеренное неисполнение решений суда, злостное противодействие судебному решению, за что должна быть установлена и повышенная мера ответственности, и повышенный уровень компенсации причиненного морального вреда. Жалоба пошла в Страсбург.

Vadi Postnikov

advokat-ko.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *